Биоморфная, испещрённая многочисленными отверстиями и вырубками материя, сердцевину которой пронзает шевелящаяся материя иного рода. Это эластичная тёмная субстанция, состоящая из огромного множества фигурок людей. Её движения подобны сокращениям земляного червя, сегменты которого то натягиваются и удлиняются, то сжимаются в складчатые морщины.

Десятки тысяч заключённых, сосланных когда-то осваивать Норильские месторождения, а позже многочисленные поколения наёмных рабочих, трудящихся там и сегодня, прокопали бесконечные лабиринты подземных рудников. Масштабы затраченных усилий потрясают, а рукотворные механизмы и производственные системы, пронизывающие весь город и многие километры под ним, заставляют воображение достраивать всё видимое в колоссальную объёмную субстанцию, живую смесь индустриальной и органической стихий.

Верхняя часть инсталляции - твёрдая прозрачная поверхность, из которой вырываются яркие струйки разноцветной жидкости. Растекаясь, они сливаются вниз, превращаясь в грязную жидкость и пропитывая собой нижние слои…
Этот абсурдный и трагичный, по своей сути, круговорот усилий и веществ не прекращается ни на минуту. На уровне бытовых мыслей мы все понимаем, что встроены в единую систему материальных отношений, однако в череде ежедневной событийной вовлечённости это представление лишь абстрактный фантазм. Но побывав внутри столь гигантского механизма, напитывающего нашу «реальность» живительными соками драгоценных металлов, ощущаешь насколько монструозна и своеобразно красива эта утопия…

Каварга

НОРИЛЬСК.

Название инсталляции Дмитрия Каварги отсылает к одному из самых непригодных для жизни городов мира. Норильск и дорога, ведущая в город были построены между 1935 и 1956 годами, стоили жизни более 17.000 человек-отправленных в ГУЛАГ; исправительно-трудовой лагерь действовал до 1979 года. Кроме того, город построен на вечной мерзлоте: здания производят много тепла, что ускоряет эрозию, многие дома остаются брошенными в опасном для жизни состоянии. Погодные условия невыносимы в этом панельном городе Сибири, за Северным полярным кругом. Период устойчивых морозов длится около 250 дней в году, снежный покров сохраняется от 7,5 до 9 месяцев, температура опускается до -50 градусов, и с 30 ноября по 13 января длится полярная ночь, эта двухмесячная ночь вытесняется ультрафиолетовыми лампами.


Кроме того, Норильск - один из самых загрязненных городов мира: смог, состоящий из пыли и очень мелких радиоактивных изотопов, оседает на город около 42 раз в году, при этом около 20-28 раз в год на город и его жителей обрушиваются кислотные дожди и газовые облака. Не смотря на серьезное загрязнение окружающей среды, здесь проживает более 170 тысяч человек. По статистике в городе на 15,8% выше смертность от болезней органов дыхания, на 37% выше заболеваемости раком, на 21,6% выше, чем в других регионах России, самопроизвольных выкидышей и ранней младенческой смертности. Для всего этого есть одно объяснение, прибыль: так как Норильск имеет самую большую сырьевую площадку в мире.

Крупнейший работодатель города, "Норильский никель" входит в число 50 богатейших компаний мира; под царством вечных льдов находятся полезные ископаемые из драгоценных металлов многомиллиардной стоимостью. Из российского города и его окрестностей поступает 38% всего производства палладия в мире, 22% всего никеля и платины, кроме того, компания добывает золото, серебро, кобальт, иридий и теллурий. Благодаря огромному содержанию сырья и прибыли "Норильский никель" платит втрое больше среднероссийской зарплаты и дает 95 дней оплачиваемого отпуска. В 2001 году Москва объявила город запретной зоной для иностранцев.
ПАМЯТНИК РАЗРУШЕНИЯ

Введение

Работа московского художника знакомит нас с символом индустриальной, запретной зоны, Норильска, с памятью о людях, погибших здесь, с телесностью и коррозией, с отравленной окружающей средой. Точнее, художник не упоминает их, а скорее показывает нам место, которое находится в центре нашей современной человеческой цивилизации, хотя местонахождение города далеко на периферии, за пределами возможного. Этот город является воплощением идеи капитализма - извлекать как можно больше ресурсов, не неся ответственности ни за окружающую среду, ни за выживание земли в глобальной перспективе, ни за непосредственную жизнь людей.
Дмитрий Каварга - известный деятель российского современного искусства, в то же время один из важнейших представителей экологически искусства. В этой работе он обращает внимание на бедствие, которое ожидает человечество, и которое обычно связывают изменением климата. Каварга выходит из абстрактного дискурса указывая на конкретную причину и ее последствия. Однако его указания сделаны столь мощным художественным жестом, что, несомненно, более глобальное ощущение угрозы разворачивается перед взором зрителя. Многие работы Каварги говорят о загрязнении окружающей среды как о яде, испускаемом самой технологической цивилизацией. Объекты, созданные 3D-принтом из серии Токсикоз Антропоцентризма, являются "утопическими памятниками" экоапокалипсиса.

Скульптуры, которые являются архивами накопления, и несут как спрессованный человеческий мусор, так и материальные ценности, реликвии умирающей культуры; с другой стороны, они рисуют видение будущее цивилизации, которая выходит за рамки человеческой. Немецкий философ Петер Слотердайк называет "эпохой антропоцена" эпоху, которая началась с промышленной революции, которая сначала превосходит, а затем разрушает человеческие ценности.

Работы Каварги являются наиболее тревожными художественными отражениями антропоцена: в его неформальных композициях мы можем наблюдать непрерывный переход между органическими формами (в основном человеческими головами и искаженными частями тела), футуристическими геометрическими формами, которые выражают технологический переход, а также нечеловеческими формами без человека, точнее биоморфной диформностью.

Своим видением пост человеческого поворота русский художник предсказывает не конец света, а другой угрожающий мир, в котором люди могут появиться только в виде призраков.

Кинетическая инсталляция "Норильская субстанция" может восприниматься как наукоемкое искусство, так и биогенное искусство или просто как скульптура - cделанная с использованием разнообразных материалов и техник она находится на грани жанров. Но важнее классификации его повествование, написанное перформативным зрелищем: темно-серая, движущаяся субстанция не образует единого каменного блока, ее поверхность фрагментирована прорезями и впадинами. Внутри она напоминает не просто пещеру, а скорее раскопанную, опустошенную, размытую, выдолбленную структуру Земли. Мы видим расщепленные отростки, поверх них формы, напоминающие нам человеческие фигуры - "следы воспоминаний" людей, пожертвовавших своей жизнью, гравюры страдания, боли, разрушения. Пластиковый лист над движущимся каменным блоком можно интерпретировать как защитный экран, но поверхность также сломана: яркие жидкости, извергаемые из недр каменного блока, стекают с плоскости листа, смешиваются и медленно покрывают все вокруг.

Работы Каварги предрекают конец человеческой цивилизации. Точнее, используя термин Тимоти Мортона, он представляет философию «Темной экологии», в которой жизнь разрушает себя, и в которой человек - просто мусор. Хотя жизнь еще присутствует в этой «Темной экологии», она не имеет ничего общего с человеческими ценностями, культурой, с формами мышления, с любыми органическими формами, которые можно было бы отождествить с биологическим существованием и человеческой экосферой. Ландшафтный объект разрухи, суть Норильска - это не только свидетельство ужасной бездомности, но и полное отсутствие понятия дома, человеческих чувств, желаний и любых форм познания.

Gerda Széplaky


«Надежда/Nadezhda – The Hope Principle»
Российские промышленные города глазами художников
Норильское вещество 2015
25 июня 1935 года нарком внутренних дел Генрих Ягода подписал секретный приказ № 00239 "Об организации строительства «Норильского никелевого комбината», обязав его для этой цели организовать специальный исправительно-трудовой лагерь «Норильлаг».

В 1940 году был официально открыт первый норильский рудник открытых работ «Угольный ручей», а на Малом металлургическом заводе получен первый штейн (промежуточный продукт при получении цветных металлов) и в 1942 году — первый никель. Норильлаг был закрыт приказом МВД СССР от 22 августа 1956 года. За время существования через него прошло около 300 тыс. человек. На сегодняшний день население Норильска насчитывает 176 559.

Протяженность шахтного поля подземных рудников, входящих в Талнахское месторождение, составляет 12 км. Общая протяженность выработок превышает 450 километров. (Протяженность московского метро около 300 км.) Из норильских руд на предприятиях «Норильского никеля» извлекают никель, медь, кобальт, золото, серебро, платину, иридий, селен, палладий, рутений, осмий, теллур. Рудник «Октябрьский» является крупнейшим подземным рудником страны.

На нём добывается 40% от всего объема получаемой комбинатом руды. За период эксплуатации на руднике добыто более 150 миллионов тонн руды. Плановая численность трудящихся на руднике составляет примерно 3000 человек. Рабочая глубина рудника превышает 1200 метров.

По отчётам ГМК «Норильский никель» объем производства никеля в первом полугодии 2015 года составил более 131 тыс. тонн, производство палладия составило 1 359 тыс. унций, платины 339 тыс. унций.

The work of Kawarga represents the end of the human civilization. More precisely - using the term of Timothy Morton - it represents the dark ecology, in which life is already distructing itself, and in which human is just debris. Although life is present in this dark ecology, it has nothing to do with human values, culture, with forms of thinking, with any organic forms that could be identified with the biological existence and the human ecosphere. The landscape object of distruction, the essence of Norilsk is not only witnessing the horrid homelessness, but the complete absence of the notion of home, human feelings, desires and any forms of knowledge.

more

BAZIS contemporary CENTRUL DE INTERES
Fabricii de Chibrituri 9/A, 4th floor, Cluj-Napoca

I finally twigged that the show's Nadezhda title was sarcastic, and that Mraz was targeting the hopelessness of Russia's industrialized excess. Dominating the hall was Norilsk Substance by Dmitry Kawarga: a grungy mass of twisted grey and black rags and tubing, symbolizing the 280 miles of tunnelling at Norilsk in northern Siberia – a 'closed city' until as recently as 2001 whose mine, as Kawarga specified in an accompanying note, was worked by 300,000 Gulag inmates. Kawarga's shambling monstrosity, about the size of a small car, was topped by a whimsical plastic roof and lent unusual colour by orange wire and turquoise rods.

more

A MOSCOW MIRED IN MEMORIES
Simon Hewitt, reports on the Russian Contemporary Art scene in the wake of his recent visit to the Moscow and Ural Biennales November 12 2015 (eng)

Культурный атташе посольства Австрии Симон Мраз и директор венского Кунстхалле Николаус Шафхаузен (по совместительству — сокуратор нынешней биеннале в Москве) сделали выставку о семи индустриальных центрах современной России. В каждый город отправлялась делегация наших и западных художников.

Славна история советского завода, много в ней нюансов — и принудительный труд заключенных, и рекордные сроки, и попытки с нуля организовать инфраструктуру для трудящихся. В вопросах пропаганды советское строительство первых пятилеток тоже достигло исключительных высот. Легендарная книга 1939 года про Беломорканал начинается со статьи Горького о перевоспитании обитателей Белбалтлага. Это изумительно подробный аргумент в пользу принудительного труда, и суть его в том, чтобы взять масштаб покрупнее.


more

Заводы вне себя
"Надежда" на Трехгорной мануфактуре

Логика экспозиции развивается между двумя полюсами, обозначенными двумя значительными скульптурными объектами — Ирины Кориной на авансцене выставочного пространства и Дмитрия Каварги в его глубине. Первый, выполненный, как всегда у Кориной, из подручных, дешевых материалов вроде профнастила, рождает ассоциации с советской монументальной пластикой конца 1960-х (равно как и острое желание немедленно выставить рядом пионерский почетный караул), при этом оказывается странно близок стилистике ар-деко. Второй — характерная для Каварги биоформа, руинированная и разъеденная сочащейся из нее ядовито-зеленой и алой жидкостями. Так символически поданы начало и конец надежды. Чтобы пройти между этими двумя полюсами «Надежды», зрителю надо совершить путь по коридорам и череде комнат...

more

Два полюса «Надежды»
Художники исследуют феномен российских индустриальных городов

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website